В соцсетях развернулась кампания в защиту члена ОНК Марины Литвинович

Новостной Робот Автор:Новостной Робот

В соцсетях развернулась кампания в защиту члена ОНК Марины Литвинович

5 марта правозащитница и член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Марина Литвинович написала на своей странице в Фейсбуке, что члены ОНК проголосовали за то, чтобы начать процесс её исключения из организации. Причиной такого шага является, якобы, нарушение закона №76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

По мнению инициатора процесса (одного из членов ОНК, в прошлом охранника), нарушение состояло в том, что в своём интервью телекомпании «Дождь» о посещении арестованной Любови Соболь в изоляторе на Петровке, Литвинович разгласила данные следствия. В том интервью правозащитница пересказала то, что рассказала ей Любовь Соболь о своём ночном допросе, очной ставке, изъятии у неё обуви и защитной маски.

Голосование об исключении Литвинович проходило во время онлайн-конференции членов ОНК. О том, что такой вопрос будет рассматриваться, Марина Литвинович узнала уже в ходе конференции. 22 человека (более половины членов организации) проголосовали за подачу в Общественную палату (ОП) представления о прекращении полномочий члена ОНК. Против было семеро и ещё трое воздержались.

Событие сразу привлекло внимание СМИ, поскольку Марина Литвинович была одной из немногих публичных фигур в составе московской ОНК, постоянно посещала места принудительного содержания – отделения полиции, следственные изоляторы, тюрьмы, спецприёмники ГУВД, центры временного содержания иностранных граждан – и регулярно рассказывала об увиденном журналистам. Во время массовых задержаний в феврале 2021 года, когда сотни человек оказались в центре временного содержания в Сахарово, Литвинович посетила их всех. Статус члена ОНК обязывал руководство центра её пропускать. Вероятно, именно её активность и информирование о том, что происходит в местах принудительного содержания граждан и сделало её неудобной фигурой.

За Марину Литвинович вступилось гражданское общество. На платформе Change.org появилась петиция, которую за несколько дней подписало уже более 13 тысяч человек. «Если Марину Литвинович исключат, ОНК потеряет одного из самых активных и деятельных своих членов: по посещаемости мест принудительного содержания Литвинович обходит своих коллег. Среди тех, кого навещала Литвинович, самые разные люди: многодетная мать, Сергей Фургал, бывший заместитель директора ФСИН, сахаровские арестанты», – говорится в петиции.

Ассоциация независимых депутатов Москвы 7 марта выпустила «Заявление в связи с попыткой исключения М.А. Литвинович из ОНК г. Москвы», в котором называет решение об исключении «явно политически мотивированным, наносящим вред деятельности и репутации ОНК и противоречащим целям и задачам ОНК – эффективному общественному контролю за обеспечением прав человека». В заявлении отмечается, что закон №76-ФЗ «предусматривает только два основания для прекращения полномочий члена ОНК по инициативе ОНК: ненадлежащее исполнение членом комиссии своих обязанностей и грубое нарушение Кодекса этики. В нарушении этики М. А. Литвинович не обвиняют. «Ненадлежащее исполнение обязанностей», применительно к члену ОНК, означает непосещение мест принудительного содержания, неоказание помощи находящимся там гражданам. Предъявлять такие претензии к наиболее активному (по данным официальной статистики ФСИН, УФСИН и МВД) члену ОНК Москвы абсурдно».

справка
Справку о количестве посещений мест принудительного содержания Марина Литвинович сама выложила на своей странице в Фейсбуке.

Что касается вменяемого Литвинович разглашения тайны следствия, то оно «само по себе не может быть основанием для прекращения полномочий, поскольку согласно ст. 20 Федерального закона №76-ФЗ член ОНК предварительно должен быть уведомлен под подписку о тайне следствия, а ответственность за её разглашение наступает в соответствии со ст. 310 УК РФ, а значит – не иначе, как по решению суда. По данному случаю нет не то, что решения, не возбуждено даже уголовное дело. То есть юридических оснований для прекращения полномочий М. А. Литвинович не имеется» – говорится в заявлении Ассоциации независимых депутатов. В связи с этим Ассоциация «просит Совет общественной палаты РФ принять во внимание правовые и политические аспекты данного дела, отклонить предложение об исключении М.А.Литвинович из ОНК, провести разъяснительную работу с членами ОНК Москвы по изложенной выше правовой позиции и известить нас о принятых мерах». К этому заявлению можно присоединиться, заполнив форму по ссылке.

Недавние «Сахаровские узники» также предлагают написать обращение в Совет Общественной палаты РФ с просьбой не исключать Марину Литвинович из состава ОНК города Москвы. Проще всего это сделать через интернет-приёмную ОПРФ, изложив существо просьбы своими словами. Ещё одно возможное действие – написание благодарности в ОНК Москвы за ту работу, которую Марина Литвинович провела работая в Сахарово. Письма благодарности следует направлять на адрес почты ОНК Москвы: moscowonk@yandex.ru

Любопытный анализ истории с исключением Марины Литвинович из ОНК проводит политолог Екатерина Шульман, сравнивая её со своим исключением из состава СПЧ в декабре 2019 года. Екатерина Шульман находит сходство комическим: “в обоих случаях не тому удивляешься, что исключают, а тому, что кто-то допустил включение. Оба эти происшествия иллюстрируют общую политическую закономерность: невозможность кооптации для стареющих режимов со слабой внутренней легитимностью (вопреки распространенному представлению, поглощать и переваривать им нечем, пришедшее извне их не питает, а разрушает)”.

«Но есть различие: от Марины в ОНК больше пользы, чем от меня было в СПЧ, и в случае с ОНК разгрому можно посопротивляться… Если ОНК Москвы лишится одного из немногих своих членов, которые действительно ходят по ОВД, тюрьмам, СИЗО и спецприемникам, в эти места некому будет ходить, и люди останутся без связи с внешним миром, а их родные и все мы – без информации о них. С другой стороны, исключить человека из состава ОНК труднее, процедура многоступенчатая, и в ней есть элемент публичности. Следовательно, могут работать инструменты публичности», – считает Екатерина Шульман.

Видя такую активность в соцсетях и прессе, ОНК Москвы изложила свою официальную позицию по делу Литвинович, в которой считает её виновной в нарушениях регламента, кодекса этики членов ОНК, ненадлежащем исполнении своих обязанностей и других нарушениях.

Открытое обращение к Совету Общественной Палаты России подписали члены ОНК Москвы разных созывов. Они выступают против исключения Марины Литвинович из состава комиссии. «За 2020 год она совершила 151 визит в различные места принудительного содержания, за период до 6 марта 2021 года — 37 визитов. Она поговорила об условиях и личных нуждах с каждым из более ВОСЬМИСОТ арестантов ЦВСИГ в Сахарово, отправленных туда после зимних протестов. В московском ОНК текущего созыва трудно найти человека, который работал бы столь активно и усердно, как Марина Алексеевна Литвинович» – говорится в обращении, которое подписали 17 членов организации.

Заглавное фото: скрин стрима Марины Литвинович от Ростовского суда

—–

Activatica.org – некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России

Об авторе

Новостной Робот

Новостной Робот editor

Я Новостной Робот. Я собираю для вас в интернете новости, которые могут вам быть интересны.

Оставить ответ